СТАТЬИ

Как выжить государству и его подданным в грядущем. Апокалиптический взгляд.

У людей с развитой интуицией неуклонно нарастает чувство тревоги: что-то происходит, а что делать с этим — не очень понятно. Страх навязан средствами массовой информации, «правдивыми» то ли доморощенными, то ли спонсируемыми «пророками»; поддержан государственными институтами, в совокупности с самоизоляцией и дрессировкой спорными по эффективности мерами наглядно свидетельствует о подготовке к изменению «правильной» картины мира. Сколько при этом будет человеческих жертв — вопрос неинтересный для сильных мира сего, если это не коснется их самих. Однако изменения коснутся всех.

Как человек, занимающийся безопасностью профессионально, автор рассматривает наихудшие варианты развития событий, не считая ситуации, исключающие совместимость с жизнью и ее продолжением: повсеместное необратимое химическое, радиационное, биологическое заражение или иные факторы массового поражения. Хотелось бы надеяться, что такой сценарий так и останется маловероятным, тем не менее, обсуждаемые меры и предостережения актуальны и для более мягких вариантов развития событий. Обсуждаемая стратегия рассматривается цепью последовательных рассуждений от уровня рядового индивидуума до уровня индивидуума, обладающего властью и/или ресурсом. Данное описание может быть особенно полезным для людей власти, хотя и может показаться нереальным и далеким от возможных сценариев развития ситуации.

Как примерно, может выглядеть недалекое будущее при плохом развитии событий: вероятно, она будет напоминать 90-е годы прошлого века в нашей стране, разве что, более апокалиптично. Покупательная способность граждан резко снизится (она уже снижается), многие потеряют работу. Фактически регулярная работа останется, в основном, у государственных служащих, но уровень жизни значительно снизится и у них. Драматически будет нарастать степень обнищания и отчаяния, а с ними — беспредельной преступности. Города станут токсичными для своих жителей: заработка нет, еда скудная, уровень агрессии запредельный, инфраструктура в упадке, отопление подается на минимуме, который не позволяет трубам замерзнуть, или не подается вообще, вода/газ/электричество подаются по часам, а кое-где их вообще нет. Все эти факторы вызывают стихийные возмущения, которые в неугрожающих масштабах игнорируются, а в широкомасштабных случаях жестко подавляются. Правоохрана осуществляется лишь формально, действенную медицинскую помощь получить практически невозможно, лекарства в дефиците и стоят баснословно. Ценность человеческой жизни снижается неуклонно, а под давлением обстоятельств и вовсе не очевидна. Если рассматривать совокупность факторов как некий интегральный показатель, то его математическое представление будет выражаться экспонентой. Пожалуй, сильнее углубляться нецелесообразно. Читатель может ознакомиться со специализированной литературой или ситуацией в непризнанных республиках в границах территории Украины, а затем представить себе картину при сохранении отрицательной динамики.

Несмотря на непредсказуемость таких событий, к ним возможно подготовиться. Подготовка начинается непосредственно с индивидуума. Обычно большинство граждан на такой оборот удивленно восклицают: «А что я могу?», «От меня ничего не зависит!». Закономерность декларации «Я не могу» показательна высокой степенью вероятности соответствующего результата. Аналогичная ситуация со вторым выражением: пока человек себе так говорит, он ни на что не влияет. Если только, конечно, сознательно не лукавит. Автор многократного наблюдал в тренировочных процессах людей, которые не могут (или не хотят) сконцентрироваться на результате или процессе подготовки, что неизбежно приводит к собственному поражению.

Однако инверсия выражений не способствует положительному результату. Принятие решения о перевоспитании и постоянная декларация: «Я могу!» не обеспечивают желаемый результат, хотя и повышает его вероятность. Например, 30 лет и 3 года абстрактный Вася в свободное от выплаты ипотеки время накачивал живот, развивался на «Пусть говорят!», усердно лайкал в социальных сетях и испытывал на прочность диван. И вот ему приходит в голову светлая мысль поумнеть и похудеть, а потому с понедельника он в новеньком спортивном обмундировании с настроем в голове «Я могу!» бежит (да даже и идет) рекомендованные ВОЗом 10000 шагов. Не нужно иметь очень развитое воображение, чтобы предвосхитить результаты абстрактного Васи.

К Васиному сожалению, эволюция безжалостна, поэтому весь неиспользуемый функционал индивидуума постепенно атрофируется и остается дееспособным на минимально необходимом уровне. Утверждение справедливо для любой вида человеческих способностей: силы, выносливости, воли, мысли и др. Как следствие, несчастный Вася, судорожно напрягая мозг над, скажем, учебником по высшей математике вряд ли достигнет в ближайшем будущем сколь-нибудь заметных высот. Результат неподготовленной декларации «Я могу!» после нескольких подобных попыток закономерно приведет индивидуума к собственной демотивации. Впрочем, если у индивидуума наблюдаются такие положительные факторы, как упорство, упрямство, осознанность, прапорщик с палкой или жестокая реальность, то шансы исправить ситуацию, хоть и не мгновенно, но все же есть.

Отношение определяет результат. Это название, как и сама книга, наилучшим образом объясняет базис достижения результата. Не все индивидуумы способны анализировать происходящие в их жизни события и предпринимать адекватные действия, а дожидаются условий, в которых, как водится, жизнь заставляет. Некоторым индивидуумам экстремальные жизненные обстоятельства помогают по принципу: «Все, что нас не убивает — делает нас сильнее». Однако следует помнить, что далеко не всем суждено при этом выжить. В современных условиях нежелание работать над собой самостоятельно может быть компенсировано наступлением в скором времени экстремальных обстоятельств.

По мнению автора «Я могу(хочу)» — это базовый навык, который влияет в человеке абсолютно на всю его жизнедеятельность и, как следствие, на его выживание. Существует несколько существенных факторов, влияющих на вариативность данного навыка: сознательное и бессознательное человека, авторство собственных установок — свое или навязанное (семьей, школой, СМИ). Но принципиально эти факторы не имеют значения, пока не раскрываются индивидуумом в негативном свете или не замещаются.

Второй[1] важный навык — сохранение и поддержание положительного настроя и оптимизма. В экстремальных условиях происходит множество событий, негативно влияющих на мотивацию, общее психологическое и психическое состояние индивида. В подобных условиях способность индивида сохранять оптимизм становится жизненно важным. Почему это важно? Академик Скулачев выдвинул смелую теорию феноптоза — программы живого организма на самоубийство. Само собой, далеко не все с его теорией соглашаются, но автор данной статьи на своем жизненном пути нередко встречал людей, которые потеряв смысл жизни скоропостижно умирали. К сожалению, не все наблюдаемые факты могут быть объяснены и проверены научным методом на текущий момент. Однако биография Виктора Франкла[2] и его труды говорят в пользу этой гипотезы, на мой взгляд. Читатель, руководствуюсь научным методом, может самостоятельно проверить верность утверждения.

Как уже было упомянуто, нагнетаемый страх отрицательно влияет на психологическое состояние человека, а при длительном воздействии и/или предрасположенности индивидуума — на его психическое состояние. Маловероятно, что исследование ментального здоровья за период COVID-ной истерии будет проведено сколь-нибудь объективно, по крайней мере, в ближайшей перспективе. Поэтому на данный момент можно довольствоваться лишь субъективными оценочными суждениями, по которым порядка 40% населения демонстрирует ухудшение психического состояния, проявляющегося в признаках панических атак и депрессии с различной степенью глубины. Впрочем, основываясь на фактах выражения агрессии противников и сторонников «масочного режима», демонстрируемого периодически в средствах массовой информации, можно предположить, что доля населения с усугубленными психологическими и психическими проблемами куда выше. Именно по этой причине автор считает естественное поддержание внутреннего оптимизма и положительного настроя ключевым навыком выживания.

Третий важный навык для выживания — правильные взаимоотношения с окружающими. Согласно действующим убеждениям, человеческий мозг в результате эволюции последовательно развился из рептильного, млекопитающего до неокортекса. Для рептилии, упрощенно говоря, все являются врагами кроме самки на время спаривания. У млекопитающих развиваются социальные взаимосвязи и совместная деятельность. А человек, «венец эволюции», обладает самым широким спектром возможностей, от всеобъемлющей любви до самоубийства и геноцида. Хотя, наблюдая деятельность некоторых человеческих существ, затруднительно классифицировать сложность их поведения выше рептильного уровня. Безусловно, это очень упрощенная классификация и многообразие в животном мире куда шире и богаче, но она помогает понять как степень развития отношений человека, так и степень ее волатильности в зависимости от обстоятельств. Интенсивный жизненный опыт и мировая литература знакомят нас с разнообразием сложных и противоречивых натур, их трансформаций, нравственных взлетов и падений. Как тут не вспомнить «Войну и Мир» Льва Николаевича!

Религии, получившие наибольшее распространение, сохранили и донесли в письменной форме основные правила общежития с древних времен до наших дней с поправкой на толкования писцов и переводчиков, а также их кормильцев (спонсоров или владельцев). Трансформации общества и политическая конъюнктура неизбежно повлияли на трактовку и, как следствие, на фокус ценностей. Недавнее заявление понтифика в отношении однополых браков, как нельзя лучше, свидетельствует об этом. Но, в целом, понимание что такое «плохо» и что такое «хорошо» у всех примерно одинаковое. Квинтэссенция, претендующая на универсальность: «Не делай с другими, чего не желаешь по отношению к себе».

Между тем, как художественная литература, так и научные эксперименты показывают, что в экстремальных условиях человек опускается ниже обычного уровня взаимоотношений. Например, абстрактный Вася делал все, что ни попросишь, а как женился, даже не здоровается. Или пока Вася приносил домой хорошие деньги, жена была ласковая, а как уволили, только и делает, что пилит без повода. Та же художественная литература описывает и случаи обратной трансформации: никому незаметная серая мышь оказалась единственно милосердной среди окружающих в трудное время.

Погружаясь в рассуждения Эриха Фромма, напрашивается вывод об усугублении чувства одиночества у индивидуумов с развитием индивидуализма, а, как следствие, усилении тревожности и подверженности манипуляциям. По мнению Фромма, именно внутренний, глубинный страх и привел к появлению фашизма, так как не все индивидуумы в состоянии распорядиться осознанно своей свободой. То, что происходит сейчас — еще только изучается, но уже есть тревожные гипотезы о том, что технологии социальных сетей развились настолько, чтобы успешно манипулировать массово «индивидуумами». Успех этих технологий определен тем, что люди (а что самое страшное — дети) больше не строят взаимоотношения с живыми людьми, предпочитая заменять их виртуальными. В результате, ограничения, связанные с взаимоотношениями живых людей, понимаются участниками этих отношений все меньше. Субъективно, пропаганда индивидуализма отучает учитывать интересы других, что крайне опасно для выживания, особенно в экстремальных условиях.

Четвертый необходимый навык – самооборона/нападение. Включает в себя опыт свободного владения любой комбинацией из видов оружия: кулачным, холодным и огнестрельным. Существенно влияет именно опыт применения оружия. В идеале боевой и даже соревновательный опыт, насколько возможно приближенный к бою, имеют существенное преимущество перед одной только тренировкой навыка. Что характерно, индивидуальный опыт дает лишь относительное тактическое преимущество, в то время как небольшая группа, имеющая опыт слаженных действий, но не имеющая выдающихся индивидуальных навыков значительно эффективнее бесконечно талантливого одиночки. В этом случае, бойцы, имеющий реальный боевой опыт, будут, безусловно эффективнее прочих.

Так же как одним настроем не достигается результат, одними перечисленными ранее навыками не решается вопрос выживания. Нижний уровень знаменитой пирамиды Маслоу в экстремальное время становится наиболее актуальным из всех. Можно спорить о том, что первично: порядок в голове или потребности первого уровня. Это вопрос, скорее, философский. Так или иначе, перейдем к обсуждению первичных потребностей.

Вода. Перебои с водой, поставляемой централизованной инфраструктурой, и ее качеством несут с собой сопутствующие риски: обезвоживание, нарушение гигиены, а как следствие — повышенный риск заболеваний. Добыть воду в городе, если ее нет в водопроводе, можно только получив каким-либо способом доступ к ее запасам: магазины, склады, другие люди. Излишне говорить, что добровольно никто расставаться со своими запасами не будет, а в традиционно массовые места (магазины и склады) будут наведываться другие индивидуумы с аналогичными целями, а, в какой-то момент, будут облюбованы организованной преступностью. Риторический вопрос: каковы шансы абстрактного Васи на получение воды? Городская инфраструктура практически не предусматривает водоснабжение без затрат энергии, если город не построен в непосредственной близости с естественными источниками пресной воды, что осложняет ее восполнение. Доступность воды в деревне несколько проще при условии сохранения архаичной инфраструктуры, независящей напрямую от недоступных видов энергии. Но без развитой системы фильтрации, риск болезней может также повыситься. Тем не менее, собственный источник воды снижает риск обезвоживания и гигиенических проблем.

Еда. С пищей ситуация примерно та же, что и с водой в плане ее добывания. Казалось бы, в деревне еда более доступна: возможно сажать овощи, фруктовые деревья, разводить скотину. К сожалению, это – иллюзия, если у абстрактного Васи нет действующего сельскохозяйственного производства. Допустим, у абстрактного Васи есть участок плодородной земли достаточных размеров, он даже знает сколько и чего он должен посадить, чтобы прокормить себя, а то еще и жену, и детей. Допустим, что у него даже есть где взять негибридные семена, саженцы, скотину и корм для нее. Для того, чтобы из всего этого получить непосредственно еду, нужно чтобы прошло хотя бы полгода от весны, которые надо усердно трудиться, соблюдая агротехнологии (для чего неплохо было бы их знать и иметь опыт применения в конкретной местности), чтобы погода не подвела и местонахождение позволяло вести сельское хозяйство. Поэтому обычному городскому жителю, для выживания нужен запас пищи, желательно здоровой, насколько это возможно для долгого хранения, чтобы не бороться потом с болезнями, что может быть очень проблематичным и затратным в условиях коллапса медицины. А поскольку запас не может быть бесконечным, то его необходимо восполнять. В зависимости от плотности населения в местности потенциально возможно использовать охоту для пополнения запасов пищи, если есть оружие, боеприпасы к нему, навык обращения с ним и опыт охоты. Что важно не забыть, так это то, что холодильник и морозильник, вследствие перебоев или отсутствия электричества, может быть недоступен, а потому необходим навык переработки и заготовки долгохранящейся пищи и/или мест хранения.

Здоровье. Автору достоверно неизвестна степень превосходства подходов советской медицины над страховыми подходами, поскольку эта тема окружена большим количеством мифов. Тем не менее, исходя из логики страхового бизнеса невозможно построить систему здравоохранения, поскольку основной принцип: «бери все, не отдавай ничего». Протоколы лечения, похоже, освобождают разум врача от раздумий, а бюрократия завладевает им полностью. Как следствие, хороший врач находится либо через связи, либо экспериментальным путем, либо волею случая. Исходя из этой логики паладинов от медицины в экстремальное время будет еще меньше, но зато будут появляться вынужденные практики из числа любопытных. Лекарства будут на вес золота, при этом сохраняя чрезвычайную ликвидность.

Мой дом — моя крепость. Особенность ситуации заключается в том, что каждый выход за пределы жилища сопровождается риском погибнуть или быть раненым от рук бандитов или соседей. Этот риск сохраняется и при нахождении в жилище, но относительно ниже, чем вне его. Кроме того, если имелся запас, а на страже оставить некого, то есть риск остаться без запасов. Безусловно, экстремальная ситуация подталкивает людей к кооперации и в нашем культурном контексте еще не размыты навыки общежития, но у поколений, не живших в советское время такого опыта нет, а информационное давление и социальные технологии навязали иное восприятие, что снижает способность договариваться. Повторное упоминание этой проблемы в контексте жилища не случайно: само по себе жилище не является укрытием без налаженных контактов с домочадцами и соседями, не говоря о том, чтобы еще и за психическим состоянием окружающих необходимо регулярно присматривать. Привычная территориальная раздробленность семьи также снижает шансы к выживанию.

Помимо психологических и организационных проблем жилища, для экстремальных условий актуально поддержание, по меньшей мере минимально, необходимого тепла в отсутствие электро- и газоснабжения. Помимо не раз упомянутых рисков, связанных с покиданием жилища, добавляется и дефицит годного топлива для поддержания тепла, поскольку мебель в большинстве своем не изготавливается из дерева, сопутствующие материалы могут опасны при горении, а деревья в городе слишком быстро исчезают.

До сих пор в описываемой модели не выделялся слой населения, который по уровню жизни выше среднего уровня всего населения, не учитывая пока высшие и приближенные к ним слои фактической иерархии общества, поскольку в описываемых элементах шансы всех, при прочих равных, эквивалентны. Особенность богатых и обеспеченных домов в том, что они в первую очередь притягивают к себе организованный преступный и вынужденно преступный элемент. А под крики из серии «За справедливость!» такие дома становятся первыми жертвами после первого прецедента. Отстаивать такие дома целесообразно только если есть достаточно многочисленная, боеспособная команда, сплоченная на иных, чем деньги, принципах: семья, идея и т.д. Иначе такой дом неизбежно падет.

Деньги. Согласно пирамиде Маслоу сами деньги не являются потребностью, но поскольку какой-то универсальной вид валюты или бартер могут стать основой экономики, невозможно обойти этот вопрос стороной. Как и в 90-е расцветут уличные развалы, торгующие товарами первой необходимости и, по мере ослабления государственности, оружие и боеприпасы. Что будет использоваться в качестве валюты – по мнению автора, непредсказуемо. Это может быть и валюта внешнего государства, сохранившего устойчивость и золото, и даже патроны. Совет собирать золотые монеты и распределять его по надежным местам, возможно, состоятелен в других моделях, но вызывает скепсис в описываемой. Золото может оказаться не самым простым инструментом с точки зрения сбыта и сопутствующего ему риска привлечения внимания со стороны криминальных элементов. Тем не менее, для игроков в долгую, лидеров с хорошим боевым ресурсом, в том числе и криминальных, золото – удобный и вполне ликвидный инструмент.

Для остальных валюта – свои или собранные вещи, а также востребованные услуги, требующие специальных знаний: медицина, строительство и ремонт сложных или даже простых вещей.

Исходя из описания доступности ресурсов, в среднесрочной и долгосрочной перспективе предсказуема миграция населения в сельские районы, поскольку при прочих равных шансы выжить за пределами города существенно выше. Но сама миграция и поиск подходящего места сопряжены с риском и требуют дополнительных навыков для выживания. Этот аспект будет сдерживать миграцию большей части населения, а в какой-то момент будет сопряжен исключительно с исчерпанием ресурсов, которым до того смогут завладеть выжившие группы.

На бытовом уровне перечень ресурсов фактически заканчивается, поскольку, что электроэнергия, что топливо (бензин, дизель, газ), а особенно объемные запасы перечисленных ресурсов немедленно станут предметом борьбы разнообразных группировок.

Предварительный анализ моделирования ситуации: в результате наступления экстремальной ситуации практически все слои населения, не обладающие хотя бы базовыми навыками выживания и средствами воспроизведения достаточного количества ресурсов для выживания, будут вынуждены заново приспосабливаться. Столь подробное предшествующее описание с лирическими вставками, которое читателю может показаться излишним, я сделал только для того, чтобы донести простую и для многих неприятную мысль: 95-99% населения не готовы к экстремальному развитию ситуации. Примерно 10% из них смогут сразу адаптироваться, а остальная масса будет постепенно вымирать, выкристаллизовывая из себя приспособившиеся группы.

Проблема власти в этот момент в том, что все ранее описанное люди власти просто не сочтут проблемой. Во-первых, отсутствие единогласного лидера активизирует борьбу за власть между всеми группировками, поэтому, что происходит внизу, когда борьба идет наверху, куда менее интересно. Во-вторых, все счастливые обладатели какого-либо из перечисленных ресурсов, будут активно этим пользоваться в интересах своего продвижения, в том числе, используя вымогательство. Удастся выжить в результате получится не у всех, так как обладание ресурсом не всегда синхронизировано с хорошим переговорным навыком и удачной начальной позицией. В-третьих, в соседних странах, по сути, будет такое же положение, но не обязательно одновременно. Классический способ: перекинуть свои проблемы на плечи соседа, развязав войну, используя маломальский повод, с патриотической риторикой.

Может прозвучать неожиданно, но власти понадобится народ. Не электорат, не население, не налогооблагаемая база, а народ. Только народ сможет отстоять страну, населению это не нужно. Люди очень быстро прозреют, когда за еду придется драться, они отвыкли от того, что от голода можно умереть по-настоящему. А со временем начнут самоорганизовываться, группироваться и укрупняться, и единственная идея, которая будет объединять и бандитов, и борцов за справедливость, и обычных людей: «Зачем нам ЭТИ наверху?».

Чтобы такого не произошло, мудрому руководителю придется позаботиться о народе на деле, а для этого решить, как минимум, следующие проблемы.

Во-первых, взять под контроль силовой блок. Это неизбежно, поскольку в экстремальных условиях другие инструменты работать будут, но без силового присутствия значительно медленнее, а решать проблемы придется быстро.

Во-вторых, взять под контроль продовольственные и товарные (в отношении товаров первой необходимости) склады и наладить четкую продовольственную логистику. Это поможет избежать вспышек недовольства. Вот уж где не грех использовать биометрическую идентификацию. Любые торговые отношения ограждать от мошенничества и спекуляций, насколько это возможно. В экстремальных условиях прибыль не может быть приоритетом — это придется настойчиво разъяснить.

В-третьих, попытаться сохранить действующую инфраструктуру в одних руках. Электро-, газо-, тепло-, водоснабжение, канализацию и, по возможности, топливную и дорожную инфраструктуру. Скорее всего, для этого придется их национализировать или фактически подчинить оперативному штабу. Это позволит сохранить обеспечение гигиенические норм, а вместе с ними избежать массового распространения болезней.

В-четвертых, по возможности, мотивируя, а не принуждая, занять  людей восстановлением и расширением инфраструктуры, восполнением ресурсов и восстановлением запасов, а вместе с тем естественным образом организовать обучение на практике базовым навыкам выживания и коллективной самообороны. Это позволит отвлечь людей от разрушающих мыслей,  решить насущные вопросы и опереться при необходимости на народную дружину на территории всей страны, а в конечном итоге, стабилизировать ситуацию.

Невозможно обойти стороной вытекающие из этих мер вопросы. Каким образом, в каких размерах, и в какие сроки компенсировать вынужденный перевод частной собственности в государственное владение. Просто отобрать недальновидно: сбегут, будут кричать разное издалека, грозить, пакостить по мере сил. И… будут правы. Всегда в таких случаях есть закономерное желание разобраться в происхождении собственности и/или капитала. В любом случае методика расчета должна быть прозрачна, понятна и… справедлива.

Как бы неопределенно это не звучало, но в решении всех этих вопросов необходимо руководствоваться чувством народной справедливости. Любое злоупотребление ресурсом должно караться в предельно короткие сроки и максимально публично. Очень важно не скатиться при этом в безумный террор, который даже заботой о народе очень сложно объяснять.

В некоторой степени описанное очень напоминает военную диктатуру. Следует помнить, что это кратковременное решение для ликвидации дезорганизации, а военные диктаторы стабильно плохо кончают. После стабилизации положения следует перейти к подходящей модели будущего для гармоничного развития, чтобы привести планету в порядок.

[1]       Следует отметить, что очередность навыков автором выстроена не столько в порядке их приоритета, сколько в зависимости от развитости предыдущего.

[2]       Виктор Франкл, будучи депортированным в концентрационный лагерь, помогал выжить другим, оказывая психологическую и психиатрическую помощь, и выжил сам

10  Комментариев нет  Янов Алексей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.